СМИ о нас

Кругом ковид. Как врачи работают в красной зоне

Больница Святителя Луки не исключение. У нее тоже есть красная зона, куда привозят заболевших COVID-19. Она своего рода больница в больнице. Здесь свой отдельный вход, приемный покой, санпропускник. О том, что происходит за ее порогом, рассказала пресс-секретарь больницы Наталья ПАТРУШЕВА.

..Опаздываю жутко. На часах девять утра, а я только подбегаю ко входу в клинику. Ориентируясь по указателям с уже ненавистным для всех словом COVID-19, быстро миную несколько машин скорой помощи. Выходит, опять пополнение. А ведь еще в августе мы так надеялись, что больница вернулась к привычному режиму навсегда…

Вот и заветное крылечко, за которым находится приемный покой, ведущий в красную зону.

День дежурной смены давно начался. Врачи приходят в 7.00 – 7.15. Ведь, прежде чем попасть на отделение, нужно многое успеть. В первую очередь, конечно, пройти санпропускник и облачиться в противовирусную броню.

Порядок таков: все раздеваются до нижнего белья, а потом одеваются заново. Костюм, очки, респиратор, маска, две пары перчаток… Теперь все уже знают, что одной пары недостаточно. Вторую нужно обязательно обмотать сверху плотно скотчем, чтобы не осталось ни одной полоски обнаженной кожи. Тогда, весной, в первую волну, это знали не все. Из-за чего многих заражений избежать не удалось. Да, под костюм необходимо надеть памперс, ведь снимать защиту в красной зоне нельзя.

Работать в таком облачении ох как тяжело, – говорит заведующая амбулаторно-консультационным отделением врач-терапевт Яна Осинцева, – очки давят на лоб, воздуха не хватает. Одежда под защитным костюмом через час-полтора хоть выжимай. А ведь надо продержаться всю смену, которая длится по 6 или 12 часов.

Не знаю, как врачи выдерживают эту многочасовую вахту, но лично мне становится жарко буквально через несколько минут. Медленно делаю вдох-выдох и захожу в инфекционное отделение.

В первый момент кажется, что весь находящийся здесь персонал двигается очень быстро. Даже стремительно. Каждый четко знает, куда и зачем идет. На белых костюмах черными фломастерами написаны имена врачей и сестер. В противном случае не разобрать, кто есть кто. Внезапно появляется доктор, почему-то в ярком красном костюме с рацией в руках. Это заведующий инфекционным отделением Сергей Забиров.

– Обстановка штатная. На отделении 146 человек, ночью поступили двое, в реанимации семь. Перебоев в подаче кислорода нет, – на ходу докладывает он главному врачу.

– Что с лекарственным обеспечением? – слышится сквозь помехи голос главного.

– Лекарственное обеспечение в полном объеме, СИЗами обеспечены. Спасибо! – заканчивает отчет Забиров.

Да-да, все общение в красной зоне идет только по рации. Мобильник в инфекционном отделении формально иметь можно, но по сути он бесполезен. Все телефоны в красной зоне упакованы в специальные чехлы. Набрать номер через два слоя резины невозможно. Поэтому шум от рации гудит в коридорах постоянно.

Внезапный вой скорой заставляет вздрогнуть. Смотрю в окно: если поедут прямо, значит, обычный пациент, а, если свернут у указателя – ковид. Свернули.

После 15.00 в красной зоне сложнее всего. Утром была выписка. А сейчас опять начался прием пациентов. Каждого нужно осмотреть, оценить состояние, назначить обследование.

– КТ-диагностику всем поступающим в больницу мы начали делать еще в первую волну, – рассказывает заведующий урологическим отделением Игорь Орлов. – И тогда увидели, что у многих пациентов при отсутствии каких-либо симптомов уже существуют поражения в легких. Откуда? Для нас тогда это было загадкой. Мы только учились работать в новых реалиях. Сейчас, конечно, мы знаем о вирусе несравнимо больше. Хотя он, безусловно, серьезно изменил не только нашу работу, но и сознание людей. Многие из них, страдая хроническими заболеваниями, тянут с вызовом скорой. В итоге их доставляют в клинику в тяжелом состоянии, когда требуется срочное хирургическое вмешательство. Причем не исключено, что у такого пациента обнаружат еще и коронавирус. Вы представляете, каково приходится врачам?

Действительно, хирургия в ковидном отделении особая: в полном «обмундировании» – в средствах индивидуальной защиты медики работают у операционного стола часами. Это огромное напряжение, не только физическое.

Находясь на отделении, порой очень сложно понять, сколько проходит времени. Везут огромный бак, запахло рыбным супом. Вот и обед значит.

«Кто-нибудь кофе сварит?» – в ординаторской несколько врачей и три молодых ординатора. Все столпились вокруг большого экрана, смотрят снимок «сложного» пациента. Раз на вопрос нет ответа, значит, кофе потом… Справа от экрана – огромная панель, на ней идет трансляция из операционных. В одной из них операция закончилась, хирурги расходятся.

Стемнело. По окнам бегут синие огни скорых. В красной зоне заступает ночная смена.

Выйдя на улицу, чувствую, что воздуха по-прежнему не хватает. Хочется только стоять и дышать, наконец сняв маску, от которой на лице остается глубокий след.

Наверное, такой же след оставит в нашей душе и пандемия. Хотя я верю, что, когда она пройдет, мы шаг за шагом вернемся к прежней жизни. Да, наверное, она станет немного другой. Но люди, с которыми я сегодня провела день, останутся здесь, в этой больнице. И по-прежнему будут делать все, чтобы мы просто продолжали жить.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *