Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!
Публикации, СМИ о нас

И.Н.Орлов, заместитель главного врача по медицинской части, специально для издания «Фонтанка»: из аптек исчезло лекарство от импотенции. Путь от «Виагры» до фаллопротезирования сокращается

Чтобы импотенция не стала угрозой для личной жизни, в медицине придумано несколько способов борьбы с ней: от безболезненного приема таблеток до хирургического лечения — протезирования. Промежуточный метод, инъекционный, в России пропал — нет препаратов. Урологи надеются, что это тот самый случай, когда не благодаря, а вопреки фаллопротезирование станет более популярным. Сейчас мужчинам легче отказаться от секса совсем, чем доверить свой самый дорогой орган хирургам.

В аптеках Петербурга нет препарата алпростадил, как, впрочем, и в аптеках страны. Он используется для возврата утраченной эректильной функции, когда ни «Виагра» (силденафил), ни «Сиалис» (тадалафил) уже не помогают. Отечественная фарма как бы взяла в свои руки производство лекарств для восстановления мужской потенции — еще недавно цены на эти два оригинальных препарата были запредельными, а у наших фармпроизводителей цена уменьшилась на порядок: в любой аптеке выбор широкий, даже несмотря на то, что американская компания Eli Lilly сообщила о прекращении поставок своего (оригинального) препарата с тадалафилом. У «Сиалиса» уже 11 зарегистрированных аналогов, у «Виагры» и того больше. И практически все они есть в аптечных сетях. Другая история — с препаратом алпростадил. У него тоже много аналогов, зарегистрированных в России, в их числе 7 отечественных. Но в аптеках нет никаких — ни немецкого «ВАП», ни бельгийского «Каверджект», ни эстонского «Вазостенон», ни российского «Артерис-веро». Как стало известно медицинскому изданию Vademecum, лекарство исчезло, потому что возник «высокий спрос в Европе на субстанцию для выпуска препарата».

Лекарства с международным непатентованным наименованием (МНН) алпростадил используются как для лечения эректильной дисфункции, так и для диагностики этого заболевания. И врачи говорят, что заменить его нечем.

«Проблемы с эрекцией бывают разными. У кого-то они ситуативные, у кого-то хронические — обусловленные проблемами с сосудами, сопровождающими, например, сахарный диабет, облитерирующий атеросклероз, другие заболевания, которые нарушают кровоток. Или они возникают у прооперированных по поводу рака предстательной железы, потому что в ходе хирургического вмешательства отрезаются сосудисто-нервные пучки и кровь не может адекватно передвигаться, — рассказал «Фонтанке» Игорь Орлов, начмед Клинической больницы Святителя Луки, уролог, кандидат медицинских наук. — И в первом, и во втором случае восстановления эрекции можно достичь с помощью таблеток (силденафил, тадалафил) — первой линии терапии. Это удобно: таблетку выпил — и в бой. При неэффективности первой линии врач подключает вторую — как раз ставший дефицитным алпростадил. Но тут надо понимать, что вазоактивные препараты, к которым он относится, вводятся инъекционно, прямо в пещеристые тела полового члена. Далеко не каждый мужчина готов перед сексом взять шприц и вколоть себе препарат. Свечи тоже есть, но они малоэффективные».

Конечно, если сравнить с рынком таблетированных препаратов, то доля алпростадила невелика: его используют до 10% мужчин с импотенцией. В клиниках его применяют для диагностики этого состояния.

В обычное время, если вторая линия — инъекции — не помогает, то остается только хирургическое восстановление возможности продлить сексуальную жизнь — фаллопротезирование. Теперь, когда «промежуточного» способа нет, путь к нему от «Виагры» сильно сокращается.

«Скажу сразу: любой фаллопротез — это, по сути, домкрат, устройство, которое позволяет привести член в состояние готовности к сексу. Оргазм зависит только «от головы», он достигается с любым протезом прямо пропорционально желанию. Сейчас в рамках программы высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) мы можем устанавливать бесплатно однокомпонентные протезы, — объясняет Игорь Орлов. — В половом члене — два кавернозных тела, в них устанавливается два протеза, изготовленных из специального материала, похожего на проволоку с «эффектом памяти». Ими, образно говоря, можно управлять — повернуть вниз, и тогда половой член оказывается в нерабочем состоянии, поднять наверх — в эрегированном».

По словам врача, трехкомпонентное фаллопротезирование более комфортное и внешне абсолютно имитирует мужской половой орган — так, что партнерша даже не догадается о том, что член не совсем настоящий: «Первый компонент также устанавливается в кавернозных телах, второй — представляет собой резервуар, расположенный перед мочевым пузырем, а третий расположен в мошонке, грубо говоря, это третье яйцо (см. видео). За счет сжатия помпы жидкость из одного резервуара перетекает в другой, так достигается эрекция».

Сегодня только один хирургический способ борьбы с импотенцией оплачивается государством. Тариф в программе ВМП — 148 тысяч рублей, из которых более 100 тысяч — цена однокомпонентного протеза. Поэтому в нашей условно бесплатной медицине доступен только он. Цена трехкомпонентного протеза — 350 тысяч, разница солидная. Поэтому специалисты Городской больницы Святителя Луки подготовили обращение в петербургский Терфонд ОМС с предложением о тарификации второго способа фаллопротезирования.

Хотя ни дешевый, ни дорогой протез российских мужчин не привлекают. Они готовы терпеть уколы или совсем отказаться от секса, а врачам говорят: «Мне уже 60 лет, нет секса, а мне и не хочется». То ли скальпеля боятся, то ли правда им всё равно, с каким качеством жизни встречать старость, сетуют врачи.

Источник: Фонтанка.Ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.