Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!
Публикации, СМИ о нас

Врачи в красной зоне: «Страх – от бездействия, а мы работаем»

Корпус Клинической больницы Св. Луки вновь стал красной зоной. Сюда госпитализируют пациентов с новой коронавирусной инфекцией в тяжелом или среднетяжелом состоянии. К сожалению, почти все койки снова заполнены.

Многопрофильный стационар принимает уже пятую волну COVID-19, отдавая под инфекционных больных свой реабилитационный корпус. Об особенностях нынешнего течения заболевания рассказывает заведующий первым инфекционным отделением и руководитель инфекционного стационара Сергей Забиров.

Сказать «спасибо»

Мы уже привычно переодеваемся в СИЗы – за годы пандемии технология отработана: бахилы, костюм, шапочка, капюшон, очки, перчатки, скотч на запястья, вторые перчатки, респиратор. Не забыть положить телефон в непроницаемый чехол и желательно обработать внутреннюю поверхность очков жидким мылом – так они меньше запотевают.

В красную зону поднимаемся на лифте и сразу же в коридоре встречаемся с радостным пациентом. Это Илья Беженар, ему 67 лет. Он пролежал здесь 11 дней и сейчас выписывается. Охотно рассказывает: болеет первый раз, до этого несколько раз вакцинировался, но вот сейчас где-то подловил инфекцию. Было трудно дышать, поднялась высокая температура, скорая помощь сразу привезла сюда. Раньше в Клинической больнице Святителя Луки Илья никогда не был.

«Чисто, хорошо, кормят отлично, люди приятные, никто не кричит, заботливые. Сейчас выписывают, советуют дома следить за собой – сердце там, давление, все же зависит от нас, врачи – не боги. Я зашел сюда, чтобы сказать спасибо коллективу, молодцы!» – говорит уже бывший пациент.

Нас встречает Сергей Забиров. Он единственный в ярком желтом СИЗе – чтобы не путали. В красной зоне он проводит уже пятый сезон, в мирной жизни – врач-невролог, кандидат медицинских наук. Он по-военному четкий, дисциплинированный – выпускник Военно-медицинской академии им. Кирова. Ему в коридоре (мы подглядели!) персонал честь отдает. Может, в шутку, конечно.

«Почему меня сделали заведующим инфекционным корпусом? Кредит доверия оказал руководитель еще в первую волну, когда мы не знали еще, с чем столкнулись. Учитывая мое военное прошлое и тот факт, что технически часть нашего корпуса была снабжена кислородом, мы вошли в первую волну, так и повелось. Казалось бы, неврологи – такие плюшевые существа. Но время показало, что весь пул этих коморбидных ситуаций как раз неврологии и кардиологии ближе, чем другим специализациям. Большая часть врачей работает в сосудистых центрах и понимает ковидную историю лучше других. Потом мы переехали в новый корпус. В период санэпидблагополучия мы занимаем 3-й и 4-й этажи в составе центра медицинской реабилитации больницы Св. Луки, в подъемы пандемии входим в зону. Так сложилось, что мы – отделение боевой медицинской реабилитации», – и мы слышим, как он улыбается под респиратором.

Он вспоминает, что первая волна пандемии стала для него и коллег испытанием на сохранение спокойствия, проверкой на самообладание.

«Как правило, человек боится неизвестности, всем было сложно от незнания. Это было испытанием боем, слава богу, для нас короткое, но интенсивное. Этот короткий отрицательный период дал нам опыт, и вторую волну мы встретили более слаженно, хотя больные были гораздо тяжелее, но результат был гораздо лучше», – считает врач.

Никаких иллюзий

Сергей Забиров рассказывает, что сейчас большинство пациентов переносят заболевание относительно легко. Тяжело приходится тем, кто имеет в анамнезе сердечно-сосудистые, цереброваскулярные или иные хронические заболевания.

«Мы работаем около месяца и видим, что 90 процентов – это пациенты со среднетяжелым течением, есть пневмонии, есть признаки дыхательной недостаточности, но больные не всегда нуждаются в кислороде, что тоже характерное отличие, потому что при предыдущих волнах в кислороде нуждались практически все, 30 процентов имели тенденцию к ухудшению, и из них 10 процентов погибало. И если мы представим все эти цифры, то увидим, что данная волна идет гораздо легче. Но это на данный момент, сезон только наступил», – уточняет доктор.

Спрашиваем, какова необходимость очередного перепрофилирования стационаров, если нынешний подъем не настолько страшен, как предыдущие. Сергей Забиров отвечает, что COVID-19 коварен, и никто не знает, что будет дальше.

«Санитарно-эпидемиологические решения принимают на основании эпидподъема, и в популяции не видно, как болеет конкретный пациент. Слава богу, сейчас так, а если было бы наоборот? Предвидеть такую ситуацию сложно. Задумайтесь, что было бы, если бы стационары не были бы готовы к такому количеству пациентов? Кроме того, вирус мутирует, от него можно всякое ждать. Комитет по здравоохранению обязан с точки зрения санитарно-эпидемической угрозы, с точки зрения гражданской и военной раскладки быть готовым к любому развитию событий. Никаких иллюзий, так должно быть», – отвечает заведующий красной зоной.

Он подчеркивает, что пациенты с поствакцинальным иммунитетом болеют, как правило, легко, с минимальными поражениями легких, но у них есть коморбидный фон, поэтому их стараются госпитализировать. В том числе для того, чтобы понаблюдать, «обнажить риски, вынудить их себя проявить», как говорит доктор.

Мы пошли в реанимацию, но нас попросили выйти – пожилой пациентке стало плохо. Мы видели, как в реанимацию сбегались врачи, подключали специальную дополнительную аппаратуру. В реанимации – бывшем зале лечебной физкультуры до сих пор висит трогательная «шведская стенка». Но сейчас речь не о реабилитации – о спасении.

Стали ценить профессию, а не деньги

Спрашиваем, насколько охотно персонал вновь перепрофилируется и уходит в красную зону. Да, это дополнительные выплаты, но приходится забывать об основной специализации. Не говоря уже об особых условиях работы.

«Каждый руководитель своего подразделения переживает перепрофилирование, так как это сильно ломает график нормальной работы. Это не плохо и не хорошо, это – результат непредсказуемых событий. Что касается добровольности, то сейчас массовые переселения врачей в красную зону практически прекратились, врач все-таки начал ценить специализацию, а не деньги. Идут не слишком охотно, но и без истерик. Кто-то уходит – в основном, младший и средний персонал. Раньше, замечу, был только прирост, связанный с дополнительными выплатами. У нас 3 самостоятельные структуры (два инфекционных отделения и реанимация) условно подчинены мне в рамках боевого слаживания. У каждого отделения есть свой хозяин, я руковожу всеми тремя. Работа известная, экстренная, четкая. Все знают, что требуется, синхронизируем персонал друг с другом. С учетом пройденных волн руководить таким составом несложно», – словно рапортует Забиров.

Во всей красной зоне Клинической больницы Св. Луки сейчас работают 150 коек, штат – около 80 человек, в предыдущие подъемы было 150 человек. После того как проходит заполнение стационара, в течение двух недель-месяца работа налаживается, идет в режиме плато.

«Мы привыкли. Если ставится задача: выписать выздоровевших, завтра – перепрофилироваться, послезавтра – принимать, то выполним ее. Задача есть задача, делать нечего. Нельзя только смириться со смертью. Страх – это категория бездействия. Мы работаем», – резюмирует Сергей Забиров.

Автор: Дмитрий Фуфаев
Источник: Петербургский дневник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.